Дата публикации:26.11.2019

Опубликована мотивировочная часть решения по иску о защите персональных данных: видеоизображения граждан не являются персональной биометрией


За москвичами следят с помощью видеокамер без вмешательства в их частную жизнь, пришел к выводу Савеловский суд. Решение было вынесено по иску москвички Алены Поповой, требовавшей признать незаконным применение технологии распознавания лиц в системе видеонаблюдения. 25 ноября была опубликована мотивировочная часть решения суда.

Попова утверждала, что обработка биометрии, полученной с помощью видеонаблюдения, без письменного согласия человека нарушает закон о персональных данных, а также право на частную жизнь. В апреле 2018 г. она провела одиночный пикет около здания Госдумы, за что Тверской районный суд оштрафовал ее на 20 000 руб. Он изучил записи с видеокамер, зафиксировавших лицо Поповой, ее изображение на них было увеличено в 32 раза – это признаки применения технологии распознавания лиц. Закон о персональных данных относит к ним сведения, характеризующие физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность. Без письменного согласия человека их можно обрабатывать только в случаях, описанных в законах об обороне, о безопасности и о противодействии терроризму, говорится в иске Поповой.

Осенью 2017 г. мэрия Москвы сообщила, что в городе заработала система массового распознавания лиц, тогда к ней было подключено более 3000 видеокамер. К 2019 г. планировалось развернуть общегородскую систему распознавания лиц для розыска преступников, для чего было обновлено 40% из 162 000 видеокамер. При тестовом внедрении систем распознавания лиц в Москве сотрудники правоохранительных органов задержали 90 человек с помощью 1000 камер снаружи подъездов жилых домов, рассказывал «Ведомостям» в июне представитель ГУ МВД по Москве.
Ранее ДИТ поручил IT-интегратору «Ситроникс» организовать постоянное техническое сопровождение массовых мероприятий. Когда видеонаблюдение станет постоянным, в систему будет внедрена технология распознавания лиц, обещал замруководителя ДИТа Александр Горбатько. В закупке «Ситрониксу» ДИТ не требовал создать систему распознавания лиц, но поручил протестировать российские решения по видеоаналитике, а также проверить, нужно ли по законодательству согласие людей на использование их изображений при видеонаблюдении.

Система видеонаблюдения использует технологии распознавания лиц, но не позволяет установить личность человека, говорится в решении Савеловского суда. У Единого центра хранения данных (ЕЦХД) отсутствуют необходимые для этого персональные данные, в том числе биометрические (радужная оболочка глаз, рост, вес и проч.) – система только сравнивает изображение, поступающее с видеокамер, с фотографией, предоставленной правоохранительными органами. Алгоритмы могут выявить совпадение лишь с определенной долей вероятности (65%), а персональные данные департаменту не передаются.

Поэтому видеоизображения не могут считаться биометрическими персональными данными и не требуется получать письменное согласие человека на их обработку, делает вывод суд. Полиция же имеет полное право обрабатывать данные о гражданах и вносить полученную информацию в банки данных. Сотрудники МВД используют доступ к ЕЦХД «в целях реализации служебных обязанностей», объясняет суд, например для обнаружения людей, находящихся в розыске или под административным надзором.
В отношении самой Поповой алгоритм распознавания лиц не применялся, ее личность сотрудники полиции установили, проверив паспорт, говорится в решении суда. Видеозапись с камер была предоставлена суду самой Поповой, однако тот не принял ее в качестве доказательства. Права Поповой не были нарушены, решил суд.

Система работает в соответствии с законом о персональных данных и государственной программой, говорила в суде представитель департамента Наталья Андриянова. Но суд не ответил на вопросы, которые ставились в иске, указывает адвокат «Роскомсвободы» Саркис Дарбинян, участвовавший в его подготовке. Суд объяснил, что ДИТ хранит только изображение граждан и после передачи этих данных не отвечает за их сохранность, отмечает Дарбинян. Между тем в иске ставился вопрос о процедуре доступа к данным и об их сохранности. «Мы надеялись, что процесс позволит ближе познакомиться с регламентами ведомства, которые устанавливают порядок доступа сотрудников правоохранительных органов к биометрическим базам данных, – говорит Дарбинян. – Нам также не удалось выяснить, какие существуют гарантии сохранности этой информации, есть подозрение, что доступ к ней имеют не только те сотрудники, которым это положено по должности».
Представитель ДИТа к моменту публикации статьи не ответил на запрос «Ведомостей» о процедуре предоставления сотрудникам правоохранительных органов доступа к записям с камер.

Суд так и не разобрался, была ли проведена биометрическая идентификация, кто – правоохранительные органы или ДИТ – ее проводил и на каких основаниях, говорит управляющий партнер консалтинговой компании «Емельянников, Попова и партнеры» Михаил Емельянников. Суд не объяснил четко, почему видеоизображение не является персональными данными, отмечает партнер Pen & Paper Екатерина Тягай: под это определение подпадает любая информация, если она позволяет идентифицировать человека.

Само видеоизображение человека не является биометрическими персональными данными, пока оно не переведено в математический код и не сравнивается с другими кодами из базы шаблонов, обращает внимание Емельянников. По его словам, в законе о персональных данных перечислены случаи, когда можно использовать биометрические данные человека без его согласия, и функций ДИТа и ЕЦХД в этом перечне нет, т. е. обрабатывать биометрию человека без его согласия они не могут. Не могут этого делать даже правоохранительные органы, уверен Емельянников: для них не предусмотрен конкретный алгоритм, в том числе в законе об оперативно-розыскной деятельности.

По материалам vedomosti.ru.

admin